Ваш профиль

Голос в тишине. Том 2

Голос в тишине. Том 2

Зевин, Шломо-Йосеф и Шехтер Яков (Автор)
  0.00
Чтобы оценить понравившийся товар, требуется регистрация на сайте.
Как приобрести

В наличии

Наша цена:  997.00 руб.

Описание

Хаим Берг тонул в болоте. Он уже перестал дергаться, пытаясь вырваться из страшных объятий трясины, устал барахтаться, а лишь тихонько и жалобно выл. Поначалу все шло хорошо. Один бывалый мужик, проходивший через местечко, рассказал про удаленные деревни Вологодской губернии, в которых жизнь течет, словно двести лет назад. Через заповедные леса и непаханые поля редко-редко пробирается новый человек.
 
Но коль доходит туда коробейник, то у него весь товар расхватывают подчистую. Хаим накупил разного добра, собрал огромный короб, сел на поезд и спустя три дня уже топал по пыльной дороге, ведущей за Вологду. Мужик не обманул: деревенские бабы покупали много и не скупясь. Спустя неделю короб почти опустел, а кошелек, упрятанный в поясе, разбух и мешал ходьбе. И ведь говорил Хаиму внутренний голос: иди обратно к железнодорожной станции через те же деревни, глядишь, и разберут оставшееся, — но не послушал Хаим голоса, а решил вглубь пробираться, разведать дорогу, чтоб через месяц снова приехать с полным коробом.
 
На околице деревни он спросил у стариков, где искать соседнее жилье, и те махнули в сторону синеющего за полем леса: — Иди, милай, по меже, дойдешь до волока, пройдешь волок, за ним луг с двумя холмами, а за холмами и деревня. Только влево не забирай, там болота да топи непролазные. Волоком тут называли лес, это Хаим уже выучил. Болота его не страшили, за местечком, где он вырос, простирались непроходимые трясины Полесья, и все свое детство Хаим бегал по ним вместе с другими мальчишками. Он умел точно различать, какая кочка крепкая, а какая сразу уйдет под ногой, где начинается топь, а где еще можно ступать, не опасаясь.
 
Эта уверенность его и подвела. Болота вологодские оказались другими, чем в Полесье. Но понял он это не сразу, а лишь когда, потеряв направление, забрел в самую топь и куда ни пытался пойти, везде попадал на колыхающуюся трясину. Кочки под ногами становились все мягче, нога, если задержать ее на мгновение, сразу начинала погружаться, и вырывать ее становилось все труднее. Он даже не мог остановиться и сообразить, откуда пришел: за минутную остановку ноги уходили по колено в вонючую грязь. Ему казалось, будто он идет по гамаку, натянутому над бездной.
 
Зеленая, покрытая ряской поверхность болота колыхалась вокруг него на несколько метров. Хаим не знал, что забрел в самое гибельное место, затянувшее немало людей, зверья и особенно забредшей скотины. Оглянувшись, Хаим увидел черную цепочку следов: в ямки, которые его ноги выдавливали в грязи, тут же набиралась вода. «Нужно повернуть, — смекнул Хаим, — и возвращаться по своим же следам. В конце концов они выведут на сухое место». Он обрадовался решению и стал поворачиваться. На беду, Хаим сделал поворот слишком резко, наверное, надежда выбраться вскружила ему голову.
 
Короб, хоть и пустой, но всетаки весьма увесистый, занесло, и Хаим, отчаянно размахивая руками в безуспешной попытке удержать равновесие, шлепнулся спиной в грязь. Болото жирно чмокнуло. Хаим почувствовал, что погружается спиной, забарахтался, высвободил руки от лямок короба, оттолкнулся от него и с размаху снова шлепнулся в болотную жижу, но теперь уже лицом. Ноги сразу ушли вниз, еще несколько секунд, и болото крепко обхватило его по самую грудь. Правой рукой Хаим продолжал сжимать палку, которой ощупывал кочки перед тем, как поставить на них ногу.
 
Он положил палку на поверхность болота, широко расставив руки, ухватился за ее концы и перенес вес тела на палку. Его движение вниз приостановилось. Он лежал плашмя на подрагивающей топи, прижавшись щекой к острому кустику травы. Дышать было тяжело, болото беспощадно сжимало, Хаим принялся осторожно вытягивать ноги и понял, что ему не выбраться. Резкий звук, напоминающий отрыжку, раздался откуда-то сзади, и трясина заколыхалась. «Короб провалился, — понял Хаим. — А я сам, сколько я смогу пролежать вот так, распластавшись, с трудом втягивая воздух в зажатую грудь?
 
Помощи ждать не от кого, на много верст вокруг ни живой души, только лесное зверье. Медленная, тягучая смерть или несколько рывков и неизбежное погружение в трясину». Хаим представил, как вода будет щекотать под- бородок, заливать уши, как он станет вытягивать вверх губы, хватая последние клочки воздуха, как зловонная жижа хлынет в горло, он захлебнется в кашле и, мучаясь от удушья, еще успеет увидеть, как смыкается над глазами черная вода. Он заскулил, словно собачонка, горячие слезы покатились по перепачканным щекам. — Боже, — взмолился Хаим, — крепость и спасение Израиля, за что Ты обрекаешь меня на такую муку?!
 
Разве недостойно я прожил жизнь? Разве плох был в Твоих глазах и в глазах людей? Неужели найдется кто-нибудь, желающий моей гибели, да еще такой страшной? Шма, Исроэль! — зашептал он и, ободренный звуками собственного голоса, перешел на срывающийся крик: — Шма, Исроэль! — Это кто это тут надрывается, — раздался откуда-то сверху низкий бас. — Кто это глотку рвет?! «Спасен! — мелькнуло в голове у Хаима. — Спасен!» —На помощь! — закричал он, чувствуя, как ноги снова начинают соскальзывать в бездну. — Скорее, на помощь, тону, скорее! — Держись, — отвечал бас. — Вижу тебя, вижу. Вопить-то перестань, а то затянет. Хаим смолк.
 
Трясина, захватив еще несколько сантиметров его тела, вроде успокоилась. Невдалеке послышались странное шуршание и плеск, будто по болоту что-то тащили волоком. — Вижу тебя, вижу, — раздалось совсем близко, и перед самым носом Хаима тронул воду гладко оструганный конец шеста. Затем он почувствовал, как чья-то рука ухватила его, точно котенка, за шиворот и крепко потянула вверх. Трясина чмокнула, напрягаясь, но сила, тащившая Хаима, была упрямее и больше, чем сопротивление болота, и спустя несколько мгновений он оказался наверху.
 
Рав Шломо Йосеф Зевин - Голос в тишине - рассказы о чудесном - Том II
собрал раввин Ш.-Й. Зевин
пер. [с ивр.] и пересказал Я. Шехтер
Издательство “Книжники”— 749с.
Москва —  2010 / 5770

Дополнительные характеристики

ISBN: 9785995305217
Издательство:
Книжники
Код товара: ЦБ-00083659
Размеры:
125 x 175 x 35 mm
Вес: 0.648kg
Переплет: Твердый
Количество страниц: 752
Дата составления: 01.01.2017

Содержание книги

Рав Шломо Йосеф Зевин - Голос в тишине - рассказы о чудесном - Том II - Содержание
Шмот
Очарованная душа
Где прячется мудрость
Сумасшедшая из секты сумасшедших
Беременная девственница
Искры святости
Немой доносчик
Голем из Чернигова
Богач, бедняк
Загородные прогулки
Ваэра
Цадик и банкир
Родословная
Кто боится чудес
Песнь лягушек
Кость в горле
Бо
Несостоявшееся аутодафе
Похоронить грешника
Странная проповедь
Странный хасид
Бешалах
По дороге в Любавичи
Итро
Дороги, которые мы выбираем
Разговор праведников
Легенда
Хаим Большой и Хаим Маленький
Подготовка к субботе в доме праведника
Взгляд изнутри
Пощечина
Вор поневоле
Пути Господни
Кто хочет разбогатеть
Шесть крыльев серафима
Мишпатим
Сто двадцать лет вечной жизни
Как лечил Бааль-Шем-Тов
Так устроен мир
Аромат субботнего чолнта
Вторая смерть
Благословение Бешта
Как открываются Врата
Счастливый миг Бецалеля Штерна
И ложь, и гордыня
О правильном питании
Трума
Приношение сумасшедших
Щедрость сердца
Тысяча и одна ночь ребе из Белз
Совет Магида
Чистые деньги
Тецаве
Учение Торы и связь со Всевышним
Кто в доме хозяин
Штраймл Алтер Ребе
Наказание раввина
Правила поведения за столом
Ки Тиса
Еврейский способ разбогатеть
Ребе моего ребе не мой ребе
Все зависит от места
Погром в субботу
Погребальная команда пророка Элияу
Не по Сеньке шапка
Взгляд на Тору
Заслуга злодея
Трубка пророка Элияу
Таинственный лекарь
Ваякъель
Блестящие монеты
Свеча субботняя
Ах, суббота
Пикудей
Спор со Всевышним
Читать дальше

Глава (для ознакомления)

Рав Шломо Йосеф Зевин - Голос в тишине - рассказы о чудесном - Том II - Пути Господни

«Не кради». Шмот, недельная глава «Итро»
Йосл, разносчик из городка Липники, был высокого роста худощавым, подвижным мужчиной, с большими усами, но клочковатой, неровно растущей бородой. Шапка у него всегда сидела на самой макушке, концы брючин в любое время года покрывали пятна грязи. Йосл добывал хлеб свой, пробираясь с коробом за спиной от одной деревни в другую. А дороги в сельской местности — сами знаете какие. Хоть летом, хоть зимой — всегда разбиты и разъезженны. Грязь, пыль, лужи да колдобины — самое привычное их состояние, и тому, кто постоянно топает по ним пешком, трудно содержать себя и одежду в приличном виде.

Кисти рук Йосла, красные, грубые, с толстыми, плохо гнущимися пальцами, всегда покрывали цыпки. Зимой от постоянного холода кожа ло- палась, и на фалангах возникали глубокие, кровоточащие трещины. К лету они затягивались, но руки все равно оставались шершавыми. Его жена Хася, маленькая, вспыльчивая и упрямая женщина, в старом шерстяном платье, темных чулках и низко повязанном платке, относилась к своему мужу как к большому ребенку. Жалела за его трудную работу, сердилась, когда он пропускал ее упреки мимо ушей, тщательно отмеряла порции супружеской любви в зависимости от поведения Йосла.

Ей все казалось, будто мужа можно воспитать, переделать на свой лад, словно ребенка. Но Йосл, к великому удивлению Хаси, совершенно не менялся. И вроде слова правильные она говорила, и доводы приводила донельзя убедительные, и отстранялась от него, наказывая за невнимательность и пренебрежение, а толку никакого. Каким был Йосл, таким и оставался. Но упрямая Хася не теряла надежды и верила, что ее усилия когда-нибудь принесут плоды — муж превратится наконец в тот идеал отца и супруга, о котором мечтает любая женщина. В хмурый январский день Йосл собрался в очередную поездку.

Первым делом хорошенько растопил печку, набив ее доверху поленьями. Тепла от этой растопки на все время его отсутствия, конечно, не хватит, но хоть сегодня мальчикам не придется таскать дрова из занесенной снегом поленницы. Валенки подштопал, сложил короб, сверху приладил аккуратно завернутые в два мешочка талес и тфилин, подошел к жене попрощаться. Хасино лицо пылало. Она раскатывала тесто, с ожесточением орудуя скалкой. — Что случилось, душенька? — спросил Йосл самым умильным голосом. Выражение Хасиного лица не предвещало ничего хорошего, а ему так хотелось уйти из дома без скандала. — Нищета!

— Хася стукнула скалкой по доске с такой силой, будто в ней скрывался корень их бед- ствий. — Сколько можно терпеть нищету?! — А что изменилось, душенька? — удивился Йосл. — Разве вчера или позавчера мы жили подругому? — Я изменилась! — вскричала Хася. — Вчера отдавать детям последний кусок хлеба и ложиться спать голодной, и завтра отдавать. А что будет послезавтра, если не то же самое? И через месяц, и через год. Нет моих сил это выдерживать! Я спра- шиваю тебя, муж мой, сколько будет так продолжаться? — Ах, сердце мое, — натужно улыбнулся Йосл. — Если бы я мог тебе ответить! Но не будем терять надежды!

Пророк Элияу благословит нас, как благословлял других бедняков, и все пойдет подругому. — Дурачок ты мой, дурачок, — горестно вздохнула Хася. — Иди уже, иди, ведь вижу, не терпится. Йосл надел полушубок, взвалил на спину короб, нахлобучил пониже шапку и поскорей убрался из дому. Ветер сразу вцепился ему в лицо, воткнув в щеки и нос тысячи колючек. Но Йосл только усмехнулся. У него были старые счеты с ветром, и он знал, как ставить его на место. Сняв рукавицу, он поднял шарф, прикрыв лицо до самых глаз, и бодро зашагал по дороге. Дорога широкая, обсаженная березами еще при царице Екатерине; сбиться невозможно.

До деревни, в которую направлялся Йосл, часа три быстрого хода. Но сегодня быстро не пойдешь — снега намело. Иногда нога до колена проваливается, почти до самого края высоких валенок. Йосл прибавил шагу — пока небо ясное и на метель не похоже, надо успеть. Впереди раздался звон колокольчиков. Переваливаясь по навитым вдоль колеи снежным гребням, приближались почтовые сани. Йосл почтительно сошел с дороги и остановился. Царская служба, лучше держаться подальше. Сани медленно проехали мимо. Сидящий на облучке, весь заиндевелый почтальон даже не посмотрел на Йосла.

Башлык, закрывающий его лицо чуть не до бровей, от дыхания покрылся льдом и посверкивал в лучах скудного зимнего солнца. Йосл поднял ногу, чтобы вернуться обратно на колею, как вдруг увидел два коричневых пакета, выпавших из саней. Он сделал большой шаг, поднял их и поднес к лицу. На одном крупными буквами было написано, что в пакете находятся три тысячи рублей, которые нужно передать господину Ольшевскому. На втором пакете был только указан адрес получателя: улица Александра Благословенного, дом номер три. Не раздумывая ни секунды, Йосл сунул первый пакет в глубокий внутренний карман полушубка,

второй зажал в руке и крикнул вслед медленно удалявшимся саням: — Эй, почтальон! Письмо потерял! Сани продолжали удаляться. Йосл набрал полную грудь морозного воздуха и снова прокричал: — Почтальон! Э־ге־ге! Письмо обронил. Сани остановились. Почтальон соскочил на снег и, с трудом передвигаясь на застывших ногах, подошел к Йослу. — Чего кричишь? — Его голос звучал глухо, слова еле пробивались через обледеневший башлык. — Да вот. — Йосл протянул коричневый кон- верт. — Упало. — Ах ты, черт! — Почтальон рывком опустил башлык. На красном от мороза лице испуганно за- бегали голубые глазки. — Мешок, видать, протерся.

Больше ничего не падало? Йосл отрицательно помотал головой. Почтальон сделал несколько шагов в ту сторону, откуда приехал, приложил руку козырьком ко лбу и с минуту напряженно рассматривал уходящую вдаль дорогу. — Вроде не видно. Ты туда идешь? — Туда. — Так посматривай. Ежели еще отыщешь, принеси на почту. Йосл кивнул. — Ну, спасибо. Выручил. А то... Он сделал неопределенно угрожающий жест рукой. — В общем, лихо бы мне пришлось. Как звать- то тебя? И ведь толкнуло что-то Йосла под сердцем, соври, не говори настоящее имя, но не сдержался и брякнул, мол, Йосл, разносчик из Липников. — Еще раз спасибо, Йосл.

Почтальон повернулся и пошел к саням. Развязав веревки, он долго пересматривал и перекладывал мешки. Смачная брань разносилась в тишине пустой дороги. Наконец он забрался на сани, свистнул и поехал в Липники. Йосл, конечно же, никуда дальше не пошел. Он с полчаса простоял на том же месте, то и дело засовывая руку в карман, чтобы ощупать конверт с деньгами — не сон ли? Но конверт и без ощупывания вполне ощутимо топорщился в кармане, а от поминутного распахивания полушубка Йосл совсем замерз. Решив, что почтальон уже добрался до станции, он повернулся и пошел домой. — Что случилось?!

— всплеснула руками Хася, когда Йосл переступил порог их дома. — Ты плохо себя почувствовал? Замерз? Конечно, в такой холод идти по дороге. Бедный ты мой, бедный, давай я напою тебя чаем. Йосл небрежно скинул короб, снял полушубок, сел за стол. Конверт он переложил в карман штанов, и этот комок, мешающий удобно сидеть, придавал ему уверенности и чувства превосходства. — Да, моя милая, — важно произнес он, отхлебнув чай из поданной Хасей кружки. — Как я сказал, так и получается. — Ты о чем? — удивленно спросила жена, успевшая позабыть их недавний разговор. — Пророк Элияу благословил нашу семью.

— Что-то я пока не заметила. — А вот ты послушай, послушай. И Йосл подробно рассказал жене о случившемся с ним на дороге, а в конце торжественно выложил на стол изрядно помятый конверт. — Боже мой, Боже мой, — запричитала Хася, закрыв лицо руками. — Ты опять недовольна? — возмутился Йосл, — Нет денег — плохо. Есть деньги — опять плохо. Да на тебя не угодишь, душенька моя! Сам пророк Элияу послал нам свое благословение, а ты... — Какое же это благословение?! — прервала мужа Хася, опустив руки. — Это обыкновенное воровство. Неужели ты не понимаешь таких простых вещей? Ты превратился в вора, а меня сделал женой вора.
Читать дальше
Зевин, Шломо-Йосеф и Шехтер Яков
Напишите отзыв о товаре

Замечания

You must be logged in add a product review.

Подпишитесь на ежемясячную рассылку, чтобы первым узнавать о новинках, еженедельных предложениях, акциях и скидках!

Оформляя подписку на сайте CLC Филадельфия, я подтверждаю, что я старше 18 лет, принимаю Условия работы сайта и даю добровольное согласие на обработку своих персональных данных и получение E-mail / SMS-рассылок с информацией об акциях и новых поступлениях Интернет-магазина.

CLC является международной организацией, занимающейся коммерческим распространением Библий, христианских книг и различных христианских средств массовой информации. CLC работает в 58 странах и представлено более чем 180 книжных магазинов, 18 складов распределения и 18 издательств. Работа CLC в каждой стране устанавливается автономно, но нас объединяет наше общее видение. Узнайте больше о CLC.
© Книжный магазин CLC Филадельфия, ООО "Урожай-ТП" 109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 17, строение 1 ОГРН: 1037739206471 ИНН: 7709046382