Ваш профиль

Голос в тишине. Том 1

Голос в тишине. Том 1

Зевин, Шломо-Йосеф и Шехтер Яков (Автор)
  0.00
Чтобы оценить понравившийся товар, требуется регистрация на сайте.
Как приобрести

В наличии

Наличие
в наличии 1 шт.
Наша цена:  997.00 руб.

Описание

Первую хасидскую историю я услышал от реб Зуси в полумраке виленской синагоги. Читать их мне доводилось и раньше, но услыхать вживую, от настоящего хасида еще не случалось. Рассказ разнился с прочитанными текстами, как разнятся бормочущая, студеная влага, зачерпнутая из лесного родника, и теплая водопроводная вода. Стены синагоги, покрытые омертвевшей, коричнево-грязной краской, напрочь отделяли входившего от городского шума.
 
Здесь, внутри, по-прежнему жила Вильна: говорила, плакала и молилась устами последних стариков. Они приходили за час до начала молитвы и всегда что-то возбужденно обсуждали. В паспорте реб Зуся именовался Александр-Зусман Иделевич Ковенский. Но иначе, чем реб Зуся, к нему никто не обращался. Даже многочисленные клиенты сапожной мастерской — литовцы, поляки и русские, — с самого утра выстраивавшиеся в очередь у будки, почтительно выговаривали столь неблагозвучное для славянского уха имя. Ведь реб Зуся был не просто сапожником, а демиургом-вседержителем, царящим над дратвой,
 
подметками и маленькими острыми гвоздиками.Он родился в подмосковном поселке Малаховка. Когда Зусе было четырнадцать лет, туда сослали Любавичского Ребе, Йосефа-Ицхака Шнеерсона. Для Ребе специально построили синагогу — длинную деревянную избу. Юный Зуся Ковенский молился в миньяне вместе с Ребе, ходил на его уроки, пел на фарбренгенах. Ребе прожил в Малаховке совсем недолго, всего несколько месяцев, — чекисты, уступив экономическому нажиму Запада, выслали смутьяна за советские пределы, — но Зуся навсегда остался любавическим хасидом. Нет, талмудиста из него не вышло - раввинов и понимающих в Законе людей, тех, кто мог чему-нибудь научить, сажали с частотой барабанной дроби, поэтому знания пришлось приобретать урывками, тайком и с большими перерывами. Впрочем, даже азбучное соблюдение еврейского Закона в лихой середине двадцатого столетия было чудом. Реб Зуся выполнял все известные ему предписания просто и прямо, словно заколачивая в подметки сапожные гвоздики. Войну он провел в артиллерии, вернулся целым и невредимым, без единой царапины.
 
По дороге домой в Москву встретил еврейскую девушку, влюбился и уехал вместе с ней в Вильнюс. Сразу после свадьбы реб Зуся открыл на Кальварийском рынке будку и работал в ней сорок лет, до того самого времени, когда мы познакомились. Тогда я только начинал свое духовное путешествие и, прослышав, что в Вильнюсе живет настоящий хасид Хабада, лично знавший Ребе, устремился к нему, словно больной астмой к кислородной подушке. Во время перерыва между «Минхой» и «Мааривом», пока старики, собравшись вокруг бимы вели свой непрекращающийся спор, реб Зуся рассказал мне хасидскую историю. Не знаю, что больше подействовало на мое воображение — сама история или интонации рассказчика, взлеты и падения бровей, улыбка, неопределенные пожимания плечами, короткие отмашки рук.
 
Рав Шломо Йосеф Зевин - Голос в тишине - рассказы о чудесном - Том I
собрал раввин Ш.-Й. Зевин ;
пер. [с ивр.] и пересказал Я. Шехтер
М.: Книжники, 2008. — 544 с.
ISBN 978-5-9953-0001-4

Дополнительные характеристики

ISBN: 9785995303237
Издательство:
Книжники
Код товара: ЦБ-00083658
Размеры:
125 x 175 x 25 mm
Вес: 0.503kg
Переплет: Твердый
Количество страниц: 544
Дата составления: 01.01.2014

Содержание книги

Рав Шломо Йосеф Зевин - Голос в тишине - рассказы о чудесном - Том I - Содержание
Место истины
БЕРЕШИТ
Простой еврей
Сила слова
Все к лучшему
Начало начал
Неожиданная встреча старых друзей
HOAX
Молитва сапожника
Праведная лошадь
Раввин и цадик
Скрытый праведник
ЛЕХ-ЛЕХА
Счастье нищеты
Благословение пророка Элиягу
Сумасшедший портной
ВАЭРА
Верь, что можно исправить
Испытание
Слушай жену
Как рождаются праведники
Из коммерсантов в хасиды
Содом в Бердичеве
ХАЕЙ САРА
Святой скряга
Похороны ребе Шмелке
Позабытое обещание
Выбор Всевышнего
толдот
Мера за меру
Иди туда, не знаю куда
День смерти
Козья шкура для графа Потоцкого
Райское кушанье
ВАЙЕЦЕ
Билет или человек
Укус Гаона
Дом Всевышнего
Сколько стоит сон
Два товарища
Застольный разговор
Чему радуется праведник
Божья корова
Камень-праведник
Последнее странствие реб Боруха
Разум и сердце
ВАИШЛАХ
Ночная помолвка
Святость и дровосек
Правильный совет
ВАЙЕШЕВ
Кровь и хлеб
С высокой горы в глубокую яму и обратно
О чем просит праведник
Что называть самоотверженностью
Только сон
Святость не любит суеты
МИКЕЦ
Австрийский шпион и венгерский генерал
Молодой старик или старый младенец
Два куска мяса
Стрела мимо цели
Не будь лошадью
ВАИГАШ
Луна и Бааль-Шем-Тов
Ночное видение
Кровь праведника
Откуда нисходит музыка
Душа хасида
Через поля асфодели
ВАЙЕХИ
Исполненное обещание
Родословная династии
Огонь в огне
Когда придет Мошиах
Краткая историческая справка
Читать дальше

Глава (для ознакомления)

Рав Шломо Йосеф Зевин - Голос в тишине - рассказы о чудесном - Том I - Простой Еврей

В одном из еврейских местечек Подолии жила-была супружеская пара. Со стороны посмотреть — совсем простые люди. Муж, Абрам, промышлял извозом. С утра запряжет свою лошадку, взмахнет кнутом — фью-и-ить!— и покатит помогать богатым становиться еще богаче, а бедным дальше тянуть лямку. Жена, Сара, ощипывала кур у резника, и вместо денег за работу этот добрый человек позволял ей собирать пух и перо для перин да подушек. В общем, свой скудный хлеб добывали Абрам и Сара в поте лица, подобно большинству жителей местечка. И подобно им, укладываясь вечером в постель, вздыхали, перед тем, как прошептать «Крияс Шма»:

сколько еще терпеть, Готеню, сколько еще терпеть?! Совсем, совсем простые люди. Но, положа руку на сердце, что мы знаем о простых людях? И есть ли вообще на свете простые люди? А уж простые евреи... Ведь внутри каждого из них трепещет частичка Всевышнего, теплится неугасимый огонек бессмертной души. Впрочем, не будем забегать вперед, ведь наш рассказ именно об этом. И была у Абрама и Сары одна неизбывная беда на двоих. С ее горечью поднимались они по утрам, ею обедали, ее запивали водой перед сном. Всевышний не осчастливил эту пару детьми. Бывает, случаются у женщин выкидыши, неудачные беременности, рождаются,

не про нас будет сказано, мертвые младенцы. Но у Сары не было даже этого. Просто ничего, никогда, никак и ни разу. В те годы еще не существовало искусственного оплодотворения, не собирали за большие деньги с миру по яйцеклетке, да и лекари в местечке были такие, что оторви да брось. К одному Всевышнему обращались Абрам и Сара, Его молили о помощи, на Его милость уповали. После того, как зажигала Сара субботние свечи, долгие минуты оставалась она с закрытыми глазами, крепко прижав ладони к лицу. Написано в древних книгах, будто в этот момент Всевышний принимает каждое слово, исходящее из уст женщины.

Так стояла Сара, без звука, без слов, только губы шевелились, изливая боль сердца. И казалось ей, будто душа ее трепещет и бьется, подобно пламени свечи, стремясь выскользнуть из оков тела и слиться с Великим и Добрым, от которого она оторвалась когда-то, спустившись на землю. Но не помнил Всевышний о Саре и оставлял ее без потомства. А субботние халы пекла она с особыми мыслями, по-особенному заводя тесто, и, когда погружала в него руки, молила доброго Бога не забывать ее и Абрашу и осчастливить их, наконец, мальчиком или девочкой. Когда же вынимала Сара противень с халами из печи и накрывала их чистым полотенцем, аромат поднимался такой,

что все собаки местечка начинали скулить от восторга, размазывая тягучие слюнки по мохнатым мордам. О, если бы барон Ротшильд попробовал хоть раз халы Сары, он тут же уволил бы своих поваров и каждый день ел только такую халу с желтым сливочным маслом и красной кетовой икрой. Барон, с его деньгами, мог бы себе такое позволить. Но не помнил Всевышний о Саре и оставлял ее без потомства. Каждое утро Абрам поднимался задолго до восхода солнца, шел на реку и окунался в быстрые воды, очищая тело и душу. А после направлялся в синагогу на ватикин — первый миньян — и молился с таким жаром и страстью, что казалось,

еще чуть-чуть и задымятся полы его талеса, и заскользят по нему трепещущие язычки пламени. В любую погоду приходил Абрам на реку: и в дождь, и в холод, и в жару. Зимой готовил с вечера прорубь, а утром, разбив кнутовищем свежий ледок, окунался с головой восемнадцать раз, моля милосердного Создателя не забывать его и Сару и осчастливить их, наконец, мальчиком или девочкой. Но не помнил Всевышний про Абрама и оставлял его без потомства. Прошли десять лет их супружества. Закон еврейский разрешает в таком случае развестись и попробовать счастья в новом доме. Но у Абрама и Сары даже мысли такой не возникло.

Им так хорошо было в ветхом домишке, так тепло и уютно за его почерневшими, покосившимися стенами, что они и думать не хотели о другой семье, и только молили Святого, да будет благословенно Его имя, сжалиться над ними. В один из дней задержался Абрам на вечерней молитве в синагоге. Уже давно закончился миньян, разошлись по домам прихожане, а он все стоял, и слова сами собой текли из его уст. Пусто стало в синагоге, пусто и тихо, и Абрам не выдержал, заплакал, заголосил во все горло. И укорял он Всевышнего, и молил его, и требовал, и жаловался. Вдруг с балкона донеслись кряхтенье и кашель.

Абрам поначалу испугался, уж не шед ли забрался на женскую половину, но вспомнил, что иногда там оставляли ночевать путников, проходивших через местечко. Он не ошибся, спустя минуту занавеска на балконе раздвинулась и оттуда показалась кудлатая голова незнакомца. — Я извиняюсь, — произнес он, потирая глаза, — но вы разбудили меня, и я поневоле слышал ваши молитвы. Хотел бы понять, о чем вы плачете? Немедленно отправляйтесь к Магиду в Кожниц. Для него выпросить у Всевышнего ребенка все равно, что вам выпить стакан воды. Абрам в сомнении покачал головой.

— Я вас умоляю, — продолжил незнакомец, — у Магида чудеса просто валяются под ногами. Вот как у вас тут солома, так там у него чудеса. Нет, если вы не хотите, разве кто заставляет... Рано утром Абрам посадил Сару в повозку, взмахнул кнутом — фью-и-ить! — и покатил в Кожниц. К Магиду они попали только на следующий день. Тот сидел в глубоком кресле, уставившись в книгу, и вид у него был, прямо скажем, не самый здоровый. Как только супруги подошли к столу, Магид поднял глаза и посмотрел на Абрама.
Читать дальше
Зевин, Шломо-Йосеф и Шехтер Яков
Напишите отзыв о товаре

Замечания

You must be logged in add a product review.

Подпишитесь на ежемесячную рассылку, чтобы первым узнавать о новинках, еженедельных предложениях, акциях и скидках!

Оформляя подписку на сайте CLC Филадельфия, я подтверждаю, что я старше 18 лет, принимаю Условия работы сайта и даю добровольное согласие на обработку своих персональных данных и получение E-mail / SMS-рассылок с информацией об акциях и новых поступлениях Интернет-магазина.

CLC является международной организацией, занимающейся коммерческим распространением Библий, христианских книг и различных христианских средств массовой информации. CLC работает в 58 странах и представлено более чем 180 книжных магазинов, 18 складов распределения и 18 издательств. Работа CLC в каждой стране устанавливается автономно, но нас объединяет наше общее видение. Узнайте больше о CLC.
© Книжный магазин CLC Филадельфия, ООО "Урожай-ТП" 109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 17, строение 1 ОГРН: 1037739206471 ИНН: 7709046382